четверг, 7 января 2021 г.

Опять key workers

Новый локдаун, школы закрыты. Садики, правда, в этот раз оставили. Но, как и в прошлый раз, мы всё равно хотим в школу, потому что Марина - key worker. Да, офисные работники, поддерживающие критическую инфраструктуру, тоже могут к ним относиться.

Детей сейчас побольше - 6 человек в классе. А вот в мае было всего 2-3, изредка 4, причем то была сборная солянка из разных школ (тогда мы ездили не в свою обычную школу). Была тогда семья врачей-реаниматологов, которые, конечно же, тоже имели право ходить, но боялись: папа не работал и сидел с сыном дома. А сейчас наоборот: семья трейдеров пыталась получить справку, что банки тоже критически важны для страны. Правда, у них вроде не вышло. 

Мы вообще старались никому не рассказывать о своем особом статусе, чтоб другие родители, озверевшие от домашнего обучения, не завидовали. Но они всё равно постепенно узнали. Дочка какого-то серьезного нефтянного босса спрашивала, как это мы проникли в буржуинство. 

Опять двойственное чувство, как было в мае: выиграли в лотерею, или наоборот? Помню, как сын, под впечатлением от болезни мамы, плакал: "Не отдавайте меня в школу, я боюсь вируса, не хочу умирать!" Даже нервный тик был некоторое время... Я вёз его в школу и думал: "Что мы же делаем?" Потом, правда, свыклись.

Но новый британский штамм-то заразнее. Марина переболела ещё в апреле, но кто его знает, сохраняется ли иммунитет так долго? Я вообще вроде как не болел... Конечно, они там меры предосторожности соблюдают - мало людей, родители дистанцируются. Теперь вот стали заниматься с открытыми окнами - надо тепло одеваться.

Что касается морального аспекта, то да, в каком-то смысле чувствуешь себя, как писарь, который получил статус участника боевых действий. С другой стороны, у нас частная школа. Обучение ребенка - главная статья расходов. Это даже дороже, чем ипотека. А качеством мы не очень довольны.

Конечно, жалко других родителей, особенно тех, у кого двое-трое детей. С другой стороны, судя по машинам, мы там одни из главных нищебродов - пролетарии умственного труда. Так что, можно сказать, это очное обучение - это восстановление социальной справедливости :)

Правда, как я уже писал раньше, это учеба не совсем очная, а больше как childcare: детям выдают айпады, и они занимаются той же программой, что их онлайн-коллеги. Но есть два учителя (точнее, teaching assistants), которые помогают делать задания. Кроме того, иногда есть физкультура, танцы, свободное время на игры...

Директриса утром поздоровалась, улыбнулась сыну: "О, ты как хорошо выглядишь..." Потом вдруг изменилась в лице: "Загар... где вы отдыхали?! Стой, не заходи в школу - отвечай!" Успокоил её, что после Доминиканы карантин мы отсидели. Как раз еле-еле хватило дней каникул.

Комментариев нет:

Ratings by outbrain