среда, 1 сентября 2004 г.

...и вывезло, куда надо

Вот и сбылась мечта идиота, как говорил Остап Бендер. Мы оба подавали на обучение в США уже 3-й год подряд. В прошлом году вместе вышли в полуфинал, а в этот раз только Марина. На тот раз к экзаменам она готовилась с полной отдачей, и это притом, что на работе большая нагрузка. Спала несколько часов в сутки. Отлично прошла собеседование. Один экзамен сдала хорошо, а второй - хуже, чем в прошлом и позапрошлом году, "перегорела". Приехала из Киева совершенно разбитая, неделю провалялась на диване.

Чтобы улучшить настроение, купили крутой фотоаппарат в кредит и 2-й велосипед (для меня). У Марины велосипед уже был, более-менее нормальный. Одно время она даже ездила на нем на работу.

Мой велосипед оказался никудышным, хоть с виду и красивый. То тормоза лопнули, то педаль отвалилась, то цепь порвалась. Так что далеко от дома отъезжать мы не решались. Но все равно здорово было вечером покататься вдвоем. Еще было очень смешно, когда я не мог сам крутить педали, и Марина везла мой велосипед на буксире. Т.е. я держался за нее или за ее велосипед.

На майских праздниках мы собирались пойти в поход в Крым, но наша кампания все разваливалась и разваливалась. В результате остались мы с Мариной и наша подруга с маленьким ребенком. Конечно, таким составом идти было страшноватр. Хотели поехать с другой кампанией с моей работы, но они отказались нас брать, т.к. их уже было 50 человек, да и билеты нельзя было достать.

Поскольку делать было нечего, и настроение плохое, поехали в Киев на день. Прошлись по улице Богдана Хмельницкого, на которой расположено много консульств. Везде толпились очереди: Германия, Польша, еще несколько каких-то… А вот возле консульства Алжира никого не было. И здание захудалое. Кстати, вся Украина отдыхала, а иностранцы работали. Зашли в германское консульство узнать про еврейскую эмиграцию. Брр, почувствовали себя как в концлагере. На входе из карманов надо все выгрести. Разговаривают с тобой в микрофон через 2 стекла. Люди в очереди рассказывали о своих многолетних мытарствах. Германия признает только старые документы. Одни дедушка показывал еще какие-то дореволюционные бумаги, выданные синагогой.

Киев становится все красивее. Настоящая европейская столица. Марина хотела прокатиться на фуникулере, что сфотографировать виды из окна. Нас ждало жестокое разочарование: ничего из окон не видно, поездка занимает пару минут. Больше всего это похоже на обычный лифт.

Накануне Олег подарил Марине открытку с лошадью и надписью "Желаю, чтоб везло и вывезло куда надо!". Вернулись домой, а там письмо, что так - мол, и так, вы прошли на учебу в Штаты. Из Харькова кроме нее победил всего один человек. Из всех остальных областных центров - или один, или никого. Ну, из Киева, конечно, народу было много, человек 10.

Мы никак не могли поверить. Конкурс был чуть не 50 человек на место. У нас была депрессия, потому что, конечно, Марина не хотела ехать сама. Удача пришла, когда ее уже никто не ждал и не хотел. Марина надеялась, что возьмут меня, а я уж ее вызову. Но делать нечего. Было потрачено столько сил и денег на все это, что отказываться было бы глупо. Кстати, у Марина все-таки была мысль отказаться, когда выяснилось, что ее отправили на другую специальность. Но об этом позже.

Мне предложили новую работу. Работа была интересная. В этой фирме было много крутых программистов, и я им был нужен не как хороший программист, а как банкир. Раньше они работали на Америку, а теперь стали работать на киевскую фирму, которая пишет программы для украинских банков. Им нужен был начальник отдела, который имел бы банковский опыт, чтобы объяснять программистам, что делать.

Все хорошо, но они хотели, чтоб я начинал работать немедленно, и работал допоздна. Мой отпуск пропал бы. А мы хотели съездить отдохнуть хотя бы на неделю. И непосредственно перед отъездом я тоже хотел взять неделю отпуска, чтобы помочь со сборами и проводить Марину в аэропорт.

Новые предполагаемые работодатели напирали: "быстрее увольняйся, работы полно". Я не знал, что делать. Марина говорила, надо отдохнуть вместе, теща с отцом - не упускать шанс заработать денег, мама - лучше старое надежное место. Фирма-то новая и маленькая, может разориться. Так что остался.

В Крым мы поехали в конце июня. Никогда еще так рано не ездили. Не было билетов, и мы поехали на автобусе. Думали, что будет тяжело, тем более что автобус был старенький. Но он оказался хоть и неказистый, но все же "Мерседес". Шел мягко, и мы даже чуть не проспали Алушту.

С самого начала решили не вступать в отношения с квартирными посредниками, а пойти искать хозяев. Знаем, что в Крыму квартирные дилеры и таксисты дерут 3 цены. Благо, приехали рано. Оставили вещи в камере хранения и ходили, ходили… Прошло уже 5 часов, а мы еще не нашли ни одного варианта. Хозяев просто не было дома! Вероятно, они-то как раз ждали нас автовокзале. Нашли одну харьковчанку, которая сдавала квартиру. Обещала, что квартира будет пустая и с горячей водой. Когда уже заплатили и отдали паспорта (чтобы переписала номера), оказалось, что горячая вода только 2 раза в неделю (в выходные, как раз мы уезжаем), а она с мужем уедет через два дня и приедет за два дня, т.е. мы фактически будем жить вместе с ними.

Пошли в камеру хранения за вещами. Там снова стали приставать посредники. Удивительно, но оказалось, что у них можно снять квартиру дешевле и лучше, чем мы сняли у нашей землячки. Поехали отбирать у "харьковской" хозяйки деньги и документы. Паспорта она, конечно, сразу отдала, а вот за деньги мы чуть не подрались с ее мужем. Хотя мы и были согласны заплатить за моральный ущерб: "да тут приходили люди, давали больше вас в 2 раза, и не на неделю, а на 2 месяца, и вообще ваши деньги мы уже потратили, ох, я умираю и т.д.".

Потом Марина сказала, что они за 2 дня получают столько, сколько она, специалист с высшим образованием, за месяц. Начались переходы на личности, споры на политические темы, берут ли взятки психиатры и т.д. Я в ответ указал на то, что они должны платить налоги, и вообще на операции с иностранной валютой нужна лицензия Национального банка, и я позову милицию… Еще спросил, если мы такие сволочи, не боятся ли они оставлять нас в своей квартире, мы ж можем все вынести. Разговор зашел в тупик. Мы просто стояли и не уходили, пока не забрали деньги.

Кстати, я удивляюсь, как в Крыму не гоняют местных за сдачу квартир и за то, что они рассчитываются долларами. У нас люди тоже сдают квартиры, но побаиваются. Насколько я знаю, по закону для этого надо стать частным предпринимателем. А за доллары вообще могут быть большие неприятности.

После этого неприятного инцидента отдыхалось, вообще-то, неплохо, только море было холодное. Один раз ходили в аквапарк. Он меньше, чем израильский. Горки не такие страшные. К концу дня Марина каталась уже на всех, хотя сперва боялась. Людей было полно, все сидячие места заняты, поскольку море холодное, а в аквапарке вода теплая. Но мы не расстраивались, сидеть было некогда, целый день барахтались.

Когда аквапарк стал закрываться, везде воду выключили, и люди стали расходиться. Мы остались сфотографироваться. Так вот, через полчаса все аттракционы снова заработали! Те, кто понаглее, или, может быть, родственники сотрудников, остались и вволю развлекались. Мы уже переоделись и собрались, а вообще тоже могли бы остаться.

По пути в Харьков мы простудились. Я умеренно, а Марина заболела то ли гриппом, то ли еще чем-то вирусным. Неделю не вставала с кровати, болело все -голова, спина, руки, ноги, зубы, насморк, кашель… С трудом ходила. Пила и колола лошадинные дозы антибиотиков и обезболивающего, но ничего не помогало, плакала от боли. Вот такое получилось оздоровление.

И это как раз в тот момент, когда полно дел. И не только с отъездом, но и на работе. Кроме Марины, компьютером пользоваться никто не умел. Как-то сложилось, что кроме своих прямых врачебных обязанностей, она еще вела почти всю бухгалтерию. Надо было напоследок разгребать хвосты, и научить бухгалтеров хоть чему-нибудь из того, что они обязаны знать и уметь.

Несколько раз возникали разные проблемы с документами, так что были сомнения, а вообще поедет Марина или нет. Поэтому решили никому об отъезде не рассказывать, чтоб не сглазить. Даже самые близкие друзья узнали об этом меньше чем за неделю до отъезда. Мы всех собрали якобы по поводу годовщины свадьбы, и я спросил: "Знает ли кто-то, зачем мы вас собрали на самом деле?" Жалко, сломалась наша видеокамера, было бы здорово снять эту сцену.

Удивительно, но никто не догадывался. Даже Олег, который со мной работает, и, казалось бы, видел некоторые приготовления: как я интересуюсь таможенными правилами, покупаю русские наклейки для клавиатуры, пишу Марине диски с русскими фильмами, музыкой, программами и т.д.

А теперь как-то вошло в привычку, что это наша тайна. Я до сих пор не рассказывал никому на работе. А зачем? Меня ж не спрашивают. Будут лишние разговоры. Марина тоже не говорила на работе, куда уходит. Я думал, ее станут выспрашивать, но всем было глубоко на это плевать. На прощальном вечере диспансерный народ, как обычно, незаметно попрятал по сумкам продукты со стола и разошелся по домам. Только маринина медсестра долго плакала.

В Борисполе мы переживали по поводу компакт-дисков. Оказалось, что их нужно сдавать на таможню за три дня. Они проверяют, нет ли там порнографии или государственных тайн. На самом деле вряд ли там что-то проверяют, это ж очень сложно. Думаю, просто печати шлепают. Ну, Марина так расплакалась, что ее на границе трогать не стали, пропустили быстро.
Мне кажется, сотрудники там стали честнее. Я долго стоял и наблюдал за пограничниками. Большую часть людей они не просили открывать багаж, и всего несколько человек приглашали в отдельную комнату. Один мужик вес саблю, красивую, в шикарных ножнах. Таможенник долго задумчиво махал ей. Но все бумаги были в порядке, так что мужика пропустили.

Все знакомые пугали, что теряется багаж, и Марина этого боялась. Я заготовил листки с подробными сведениями про ее рейсы, все телефоны и адреса, чтобы вложить в багаж. И таки чемодан потерялся. И еще после суток полета она пошла ночью в компьютерный класс, чтобы написать нам письмо. Там забыла все документы, потом искала. К счастью, и чемодан, и документы нашлись.

Потом еще объявили, что на внутренних рейсах багажа можно везти меньше, чем на международных. Поэтому, и чтобы меньше тащить в Атланту, Марина оставила часть вещей студенту из Вашингтона, который до сих пор их не прислал по почте, как договаривались. Самое смешное, потом оказалось, что на самом деле на внутренних линиях не берут за перегруз, если ты показываешь свой трансатлантический билет. Это такое неофициальное правило.

Две недели искала квартиру, пришлось доплачивать за общежитие, т.к. не уложились в срок. Когда улетела, была твердо намерена жить одна, чтобы не ссорится с соседкой. Оказалось, что одной жить не по карману. От стипендии оставалось бы только на кока-колу. Марина живет с армянкой, своей сверстницей, которая приехала по той же программе. Теперь довольна, что живет не одна, иначе, говорит, крышу бы сорвало.

Я так понял, самая главная проблема - перевозка мебели. Наши дальние родственники и другие отзывчивые люди готовы были отдать кровати и еще что-то, но некому это все грузить. Пару раз кто-то из студентов согласился помочь, но в основном у всех свои проблемы. С русскоязычными у них отношения не очень, больше общаются с иорданцами, пуэрториканцами и т.д.

Марине со всякими бытовыми проблемами должна помогать ее координатор из института. Но ей настучали, что у Марины есть родственники, и эта координаторша теперь очень неохотно занимается с Мариной. Кстати, она оказалась лесбиянкой, и всячески соблазняла Марину. Там вообще сексуальные меньшинства живут как в раю. В институте везде развешана реклама гей-клубов.

Без машины, конечно, там очень плохо. Но если Марина купит машину, она не сможет показать на счету достаточную сумму, чтоб меня привезти. Впрочем, все равно на это денег не хватает. Надеемся, найдем кого-то, кто одолжит денег на пару дней, чтобы получить справку из банка.

Первое время, когда их кормили в общаге, Марина мучалась с американской едой. Очень жирно и невкусно. Теперь-то они сами готовят, но до базара без машины не доберешься, а ближайший магазин в 40 минутах, и там еда плохая. В общаге регулярно бесплатно возили автобусом на рынок. Теперь приходится с кем-то договариваться.

Климат влажный, когда идет дождь, то зонтик совершенно не спасает. Наверное, Атланта не самый удачный город для знакомства с Америкой как по климату, так и по другим критериям.

Еще в Харькове мы заметили, что Марину отправили на "Международное здравоохранение" (это СПИД, эпидемиология и т.д.) вместо "Менеджмента здравоохранения", куда она хотела. Писали письма в разные инстанции, потом уже в Штатах она ходила искать правду, и таки перевелась, куда хотела.

Теперь будет вторым студентов из СНГ за 12 лет, который учится по этой специальности. Просто обычно люди боятся там качать права: "Взяли в Америку - ну и ладно". Кроме того, что учеба для нее будет интереснее, это чисто американский факультет, поэтому расписание гораздо удобнее, остается больше свободного времени.

Компьютер, как и машина, там не роскошь. Домашние задания дают по Интернет, все важные институтские объявления присылают по электронной почте. Поэтому приходится сидеть допоздна в институте в компьютерном классе и даже ходить туда по выходным. Марина ждет - не дождется, когда у нее будет свой компьютер.

Первая неделя без Марины у меня прошла как в прострации. После напряжения и беготни вдруг стало нечего делать. Я понимаю, что это не так сложно, как отъезд на ПМЖ. Но все-таки от переживаний за время подготовки я похудел за месяц на 9 кг. Лень была убрать барахло с дивана и застелить постель. Так и спал, как собака. Лень была почистить туфли и погладить рубашку. Даже телевизор смотреть и то была лень. Приходил с работы и ложился спать.

Через неделю взял себя в руки, постирал, погладил, побрился, выпил пива с друзьями, и жизнь немного наладилась. Потом Марина купила американский сотовый телефон, звонила раньше каждый день, иногда даже по два раза, и говорили по часу. Сразу настроение улучшается.

Хорошо, что так неожиданно нашлись родственники в Атланте. По некоторым вопросам больше не к кому обратиться. Вот, например, она бы не смогла сама купить сотовый телефон, т.к. для этого нужна кредитная история (вдруг наговоришь на кучу денег, и не заплатишь).

Чтобы была кредитная история, нужно взять и вернуть кредит, но его не дадут, потому что нет кредитной истории…(см. все сначала). Разорвать этот круг не так просто.

Марина совершенно серьезно хотела взять с собой любимого кота Барсика. Сама не успела оформить ему документы, но надеется, что я привезу. Кот у нас действительно очень умный, отлично все понимает. Но уж больно много с ним будет проблем и формальностей. Они иногда разговаривают по телефону, Барсик сразу мурчит, как слышит маринин голос.

Сегодня Марина позвонила и с обидой спросила, разве я ничего особенного не видел в новостях. Я не видел. Оказалось, у них был ураган, улицы залило водой, транспорт не ходил, и не было света во всем городе. Она даже первый раз пропустила лекцию, т.к. боялась выходить из дома. Всю ночь не спала, боялась, что "улетит крыша этого домика Нюф-Нюфа" (она живет на последнем этаже). Соседка крепка спала, и чтобы бороться со страхом даже пришлось открыть единственную бутылку коньяка, привезенного из Украины, и пить его в одиночестве.

Кстати, о спиртном. Марина думала привезти в США несколько бутылок на сувениры. Я прочел, что в дьюти-фри все дешевле в два раза, плюс то, что ты там купил, можно проносить в салон без ограничений по весу. На самом деле цена на водку оказалась как в самых дорогих харьковских магазинах, так что осталась Марина без крепких напитков.

Комментариев нет:

Ratings by outbrain