суббота, 21 марта 2009 г.

Октябрёнок

Начальница вернулась из отпуска. Ослепительно улыбнулась мне, и я понял - не к добру.

Всю неделю я занимался восстановлением базы после случая с неправильным именем сервера. Сначала ее целый день пытались восстановить админы. У них ничего не получилось, и поздно вечером они позвонили индусу, который сам разрабатывал эту систему 5 лет назад. В 3 часа ночи он восстановил всю критически важную информацию, и на следующее утро мы сказали пользователям, что они могут начинать работу.

Утром пришла начальница:

- Ой, я так волновалась! Я всю ночь не спала из-за этой проблемы!
- А что случилось? - спрашивает ее кто-то посторонний.
- Ой, я не могу объяснить, я не понимаю эти компьютерные штучки... но случилось что-то страшное!

Вообще "я не понимаю, но мне это и не надо" - это ее стиль. Типичная ситуация: народ обсуждает какую-то проблему. Приходит начальница (на белом коне, в блестящих доспехах), ей рассказывают. Она с умным видом говорит: "Я считаю, мы должны выработать план, как это починить... затем вы должны сделать, то, что нужно сделать, чтобы это починить... потом сообщить пользователям, что вы сделали, то что нужно... и извлечь уроки из этого случая." Все сразу говорят: "Отличный план! Именно так мы и сделаем!" И принимаются за дело.

Я давно заметил: у многих людей есть "инстинкт подчиненного". Человек может прекрасно знать свою работу... и даже хорошо уметь работать с людьми... и все равно ему хочется, чтобы рядом был кто-то другой, спокойный и уверенный в себе. Даже если этот "кто-то" ничем реально помочь не может.


Начальница прочла емейл от индуса и увидела, что он не спал до 3 ночи. А в 10 уже пришел на работу. Стала охать, какой он молодец. Я не спорю, молодец. Но осталось еще много мелочей, которые надо было исправить (мне). Проблема осложнялась тем, что пользователи продолжали работать и модифицировать поврежденные данные, хотя я их попросил это не делать. Короче, индус был мозгом операции, он посидел одну ночь за компьютером, но я после этого еще три дня делал всю грязную работу - крыжил базу заказов (тут этот процесс называют reconciliation).

А потом у нас был catch-up. До сих пор не понимаю, что означает это слово. Вобщем, встреча один на один. Начальница спросила, что важного случилось за последние 2-3 недели. Я сказал, что самым интересным был, конечно, этот сбой. Что я бы не был так спокоен, если бы он случился по моей вине. Но поскольку я не был виноват, был приятно почувствовать, что я могу быть полезен с восстановлением данных.

- Я не согласна. Хоть ты и не был виноват, но ты отвечал за эту часть работы! Ты должен был take the lead. А получилось, что почти всё сделал индус!
- Секундочку! Сначала админы пообещали, что починят все сами! Потом ночью позвонили индусу. А на следующий день индус объяснил мне, что делать дальше. Он же все-таки работает с этой системой 5 лет, а я только несколько месяцев!
- Эээ... Ну, ладно, я согласна, это не твоя вина. Но все равно я недовольна твоей коммуникабельностью.

Чем же она недовольна? Она всего четвертый день, как вышла на работу после больничного, где я успел провиниться? Оказывается, во время ликвидации последствий аварии я недостаточно часто докладывал текущую обстановку.

- Так ведь я слышал, что индус объяснял Вам всё каждые пару часов!
- Ну, то индус, а это ты. Я не знаю, чем ты занимаешься.
- Что ж я, должен был каждые 10 минут сообщать, что я восстановил 1 заказ...2 заказа...3 заказа? А Вы бы отвечали: "Молодец, возьми с полки пирожок?"
- Нет, не так что часто. Короче, завтра все получат бонус. А ты не получишь. Представляешь? Все твои товарищи получат письма от большого начальника с благодарностью с за отличную работу. А ты нет!

Наверное, она ожидала, что я расплачусь в этот момент? Я как-то слишком спокойно ответил: "Ну нет, так нет".

И мне вспомнилось, как нас принимали в пионеры. Это делали три раза. Сначала принимали только отличников боевой и политической (меня в том числе). Каждую кандидатуру обсуждали, голосовали. Потом принимали хорошистов и троечников. Потом уже всех подряд... кроме одного самого отъявленного хулигана и разгильдяя. Он еще год ходил октябрёнком.

Классная руководительница точно таким же тоном, как сейчас моя начальница, говорила: "Представляешь, завтра все твои товарищи придут в школу в красных галстуках. А ты - нет!" Но ему было все равно.

И я вдруг почувствовал себя октябрёнком-переростком.

Комментариев нет:

Ratings by outbrain