воскресенье, 31 августа 2008 г.

Два искусителя

Остап вдруг опечалился. Его поразила обыденность обстановки, ему показалось странным, что мир не переменился сию же секунду и что ничего, решительно ничего не произошло вокруг. И хотя он знал, что никаких таинственных пещер, бочонков с золотом и лампочек Аладдина в наше суровое время не полагается, все же ему стало чего-то жалко. Стало ему немного скучно, как Роальду Амундсену, когда он, проносясь в дирижабле "Норге" над Северным полюсом, к которому пробирался всю жизнь, без воодушевления сказал своим спутникам: "Ну, вот мы и прилетели". Внизу был битый лед, трещины, холод, пустота. Тайна раскрыта, цель достигнута, делать больше нечего, и надо менять профессию. Но печаль минутна, потому что впереди слава, почет и уважение-звучат хоры, стоят шпалерами гимназистки в белых пелеринах, плачут старушки матери полярных исследователей, съеденных товарищами по экспедиции, исполняются национальные гимны, стреляют ракеты, и старый король прижимает исследователя к своим колючим орденам и звездам.

Минутная слабость прошла, Остап побросал пачки в мешочек, любезно предложенный Александром Ивановичем, взял его под мышку и откатил тяжелую дверь товарного вагона("Золотой Теленок").



Символично, что предложение о работе пришло в один день с новыми визами. Вероятно, заканчивается определенный этап жизни. Как у спортсмена после Олимпиады: годы подготовки, цель достигнута. Теперь надо просто работать и жить.

Когда после окончания института я устраивался работать в банк, потребовали пообещать, что я проработаю не меньше трех лет. Я тогда "соврал", что согласен, хотя мы мечтали об Америке. В результате проработал в банке пять лет. А потом вдруг пошло-поехало: за последние три года сменил шесть работ в трех странах. Вроде это порядком надоело, но с другой стороны, когда в этот процесс втягиваешься, то трудно остановиться. И непривычно, что в ближайшее время не нужно думать о продлении визы.

Платят немного лучше, чем на предыдущей работе. Вообще-то я рассчитывал на большее, когда ехал в Англию; в прошлом году я не задумываясь бы отказался от такого предложения. Ну что ж, при нынешнем состоянии экономики стоит думать не только о размере зарплаты, но и о стабильности.

Тем более что перспективы вроде есть: я устроился работать в огромное издательство. Оно состоит из десятка мелких компаний. Мое подразделение интегрирует существующий зоопарк программного обеспечения. Кроме того, мой начальник пытается перехватывать заказы, которые обычно идут к внешним исполнителям. Так что с одной стороны, я работаю в большой фирме, что подразумевает некую стабильность и хорошие бенефиты. С другой стороны, мое подразделение – это как бы стартап; пока оно небольшое, но начальник энергичный, все бурно развивается, так что у меня тоже есть шанс сделать хорошую карьеру.

В общем, я уже настроился честно поработать на одном месте хотя бы пару лет. Вдруг в последний день звонят сразу два энергичных рекрутера.

Одна рекрутерша звала меня в Barclays заниматься торговлей энергией, нефтью и газом. Хорошее дело, конечно – все украинцы это видят на примере РосУкрЭнерго :-) (кстати, я когда-то совершенно случайно забрел в лондонский офис этих последователей Остапа Бендера; шикарное здание в центре, возле Blackfriars). Я сказал, что на следующей неделе уже выхожу на работу. Она сказала, что мне стоит перенести выход на работу на недельку и сходить в Barclays, тем более что шансы хорошие: я набрал больше баллов по Brainbench, чем любой другой кандидат, и даже больше, чем тот человек, который будет проводить со мной собеседование.

Я ответил, что перенести начало работы, конечно, можно, но я не хочу. Слишком устал, тошнит уже от собеседований. Тем более, что в Barclays у людей иногда бывает и по 3-4 собеседование, это может затянуться на месяцы. А то, что я хорошо сделал тест, еще ничего не значит. Сколько раз уже было, когда техническое собеседование проходит хорошо, но придираются к чему-то другому. Рекрутерша сказала, что понимает меня.

Но Гарри (второй рекрутер) был крепкий орешек, он не сдавался просто так. Наверняка он посещал много специальных курсов вроде "Как продавать старые автомобили". Я тоже когда-то читал такие книжки. Помню, один из важных принципов: когда клиент отказывается, важно понять истинную причину. Как ни странно, люди часто называют что-то другое. Например, человек говорит, что не купит машину, потому что она слишком дорогая, хотя на самом деле ему просто не нравится цвет.

- Из 15 кандидатов я и заказчик отобрали для собеседования всего троих, в том числе тебе! Один из вас получить работу. Причем я уверен, что ты – лучший кандидат!

- Я не хочу рисковать: если узнают, что ищу работу, могут отозвать предложение. У одного человека уже вроде была такая ситуация с моей фирмой.

- Валентин! В этой стране добиваются успеха только те, кто рискует! Да и какой тут риск? Скорее всего, тот парень, про которого ты рассказываешь, просто вел себя как дурак. Кто расскажет твоему работодателю, что ты ходил на другое собеседование? Ты? Нет. Я? Нет.

- Гарри, у меня была уже куча случаев, когда вроде все хорошо, я успешно прохожу два, даже три собеседования, а потом мне почему-то отказывают. Да и с тобой мы уже знакомы больше полугода. За это время несколько раз было, что меня вроде как очень хотели позвать на собеседование, но потом не звали.

- Ты абсолютно прав, Валентин! Ситуация в экономике хреновая, гарантий никто не дает. Я тебя прошу – перенеси свой выход на работу всего на день, и я потребую с клиента, чтобы он принял решение немедленно. Кстати, учти, что дела идут хреново у банков, но эта фирма – не банк.

- Не хочу. Это большая фирма, тут интересная работа.

- Валентин, не смеши меня! Ты работаешь в из-да-тель-стве! Пусть оно хоть самое большое в мире, но это всего-навсего жалкое издательство! (это было сказано с едкой иронией, между срок я услышал: "да хоть ты работаешь в самой большой ассенизаторской фирме мира, ты все равно просто чистишь сортиры!") Мы оба знаем, что ты рожден для работы в финансах. Ты же так долго старался попасть в эту сферу. Скажи, почему?

- Ну, потому что у меня был опыт работы в банке.

- Нет, Валентин, это не то, что ты мне говорил.

- Ну, еще потому, что Лондон – финансовая столица мира.

- Нет, у меня же записано, вот что ты говорил: "именно в финансах используются новейшие технологии, приходится решать интересные задачи и т.д." (еще минут пять Гарри читал текст, который я вроде как когда-то надиктовал ему) Валентин, я тебе честно скажу: все три кандидата, которым назначены собеседования, были найдены через меня; я в любом случае получу свою комиссию. Но я знаю, что именно ты – лучший кандидат.

Он говорил очень убедительно. Несколько раз я почти был готов согласиться. Он продолжал звонить и в мой первый рабочий день.

- Да я уже подписал контракт.

- Это не значит абсолютно ничего. Пишешь заявление об увольнении – и через четыре недели ты свободен. Хочешь, я назначу собеседование на пятницу? Ты после первой недели в издательстве поймешь, какая это скукотища. Я даю тебе последний шанс.

- Нет. Спасибо, но нет.

- Не надо благодарить. Через три месяца ты сам мне позвонишь и попросишь найти новую работу.

Конечно, Гарри во многом был прав. Я особо ничем не рисковал. Но была еще одна причина, о которой я ему так и не сказал: я уже не уверен, что хочу работать в финансах. Да, уровень зарплат там выше, но и больше требуют. В местных банках народ постоянно сидит допоздна, а в моем издательстве 7-ми часовой рабочий день и гибкий рабочий день. И еще – в издательстве ко мне относятся, как к равному. На предыдущей работе я себя чувствовал человеком второго сорта. Может, просто не повезло. А может дело в том, что в финансовой сфере работают более заносчивые люди.

Комментариев нет:

Ratings by outbrain