суббота, 17 ноября 2007 г.

Clinical Governance Facilitation

Марина отработала первую неделю. Ее должность называется Clinical Governance Facilitation Officer. Одна моя читательница предположила, что это переводится как «гувернантка». Нет, это не так. Точно не знаю, как правильно, но что-то вроде «клинический аудитор».

В основном работа связана с учетом смертей и осложнений и выработкой рекомендаций по улучшению ситуации. Хотя это серьезный госпиталь (он считается одним из лучших в Британии по трансплантологии), но плане учета, контроля и информационных технологий тут слабовато. Конечно, получше, чем в Украине, но до Америки далеко. Мы, бывало, ругали американскую медицину, но все познается в сравнении. Там, по крайней мере, есть страховые компании, которые дрючат госпиталь за врачебные ошибки, а тут жизнь бесплатная.

Ну, и потом в Штатах есть могущественная организация CDC (Centers for Disease Control and Prevention), которая контролирует, как выполняются санитарные нормы. Здесь тоже есть аналог – Health Protection Agency, но по сравнению c CDC это карлик, который живет своей жизнью и непонятно чем вообще занимается. Шутка ли – в Британии большинство врачей не моет руки перед осмотром. Да в американском экзамене USMLE Clinical Skills это первое, что проверяют: помыть руки до и после осмотра. Если ты не можешь запомнить даже такую мелочь, то, наверное, не стоит сдавать экзамен.

Врачи относятся к Марине с уважением. В общем, это понятно, почему бы и не уважать украинского врача с американским дипломом магистра. Непонятно другое – почему из примерно 45(!) очных собеседований только одно было успешное.

У Марины есть практически что личный кабинет. С ней еще сидит секретарша. Она с джамайкайскими корнями, родилась в Англии, образования нет. По долгу службы она знает, на каких совещаниях раздают бесплатную пиццу и бутерброды, так что и Марину угощает.

У секретарши умер любимый кот, теперь она созрела завести нового. Есть передача, где показывают приют для животных, что якобы раздают беспризорных животных бесплатно. Причем не просто раздают, а сначала проверяют их на психологическую совместимость с хозяевами. Так вот, на самом деле это оказался обман – котов продают по 40 фунтов! Причем, я так понимаю, это обычной дворовой кот, не какой-то там породистый.

Приходила знакомиться другая секретарша:

- Марина, а чем ты занимаешься? Печатаешь?
- Ну, можно и так сказать. Но не так, как секретарши. Я собираю информацию у врачей, заношу в базы данных, анализирую, докладываю на митингах, рассылаю емейлы…
- Ммм… понятно. Короче, ты тоже печатаешь, как и мы

Это мне напомнило, как я подробно объяснял своему деду, что я разработчик программного обеспечения. Он долго слушал и подытожил: «Ясно, то есть физически ты не работаешь».

Разрешено пользоваться Интернетом в личных целях, но не больше 20 минут в день (ну, а где 20, там и 200?). Я думал, такое есть только в Гугле. Понятно, что практически во всех компаниях сотрудники используют Интернет в личных целях, и обычно начальство относится к этому спокойно; но я раньше не слышал, чтобы это признавалось официально.

Имеется довольно дешевая столовая, а сотрудникам еще процентов на 15 дешевле. Вроде есть какие-то льготы по аренде или покупке жилья, но я не уверен, что это относится к Марине. Обычно под key workers, т.е. под особо нужными для города льготниками подразумевают санитарок и медсестер, а не административный персонал. Во-вторых, цены на жилье в Camden Town (район, где находится госпиталь) выше, чем у нас в Barking. Еще как сотрудник NHS (Минздрава) Марине вроде положены какие-то надбавки к пенсии, но я думаю, что они не спасут отца русской демократии: средняя пенсия в Британии – самая низкая среди стран ЕС.

Госпиталь большой, целый день приходится по нему бегать туда-сюда. Так что расвешанные плакаты «прими участие в марафонском забеге, защити честь госпиталя» вызывают у Марины нервный смех.

На работу Марина ездит на поезде Silverlink, он идет из Barking в Gospel Oak. Поезд едет 35-40 минут, вся дорога в один конец занимает немного больше часа. По местным меркам нормально. Но вставать приходится в 6-30, и даже раньше, если есть утреннее совещание. Я просыпаюсь, завариваю кофе, бужу Марину и сплю дальше. Вообще я думал, что это будет очень тяжело, учитывая, как Марина любит подрыхнуть. Но пока нормально. С трудом, но встает без скандалов.

Очень удачно, что за день до начала Марининой работы Silverlink влился в состав новой линии London Overground (Надземка), т.е. как бы перешел из частных рук в управление мэра. Самое первое изменение – в поезде стали принимать Oyster
(единый лондонский проездной). Это удобно, потому что иначе, допустим, если ты купил билет на поезд, а потом решил ехать не на поезде, а на метро, то билет пропадал.

Еще в течение нескольких лет обещают золотые горы - что поезда будут большие, комфортабельные, электрические (это единственная ветка в Лондоне, которая по-прежнему дизельная), с кондиционерами, и ходить будут чаще, и станции починят. Пока ничего этого нет, поезда опаздывают, хотят раз в 20 минут, всего два вагона. Когда поезд трогается, дизель ревет так, как будто это реактивный самолет идет на взлет. Народу утром набивается так, что дышать тяжело. Так что Марина старается прийти пораньше и ехать сидя, иначе придется давиться 40 минут.

Но в общем, хотя Марина и слегка помятая (в прямом и переносном смысле), такой жизнерадостной она никогда не была с момента отъезда из Штатов. Работа по специальности, не очень напрягают, но в то же время есть возможность для профессионального роста. Вот если б еще платили раза в два больше, то было бы вообще прекрасно.

2 комментария:

Taras комментирует...

key workers имхо это все кто работает на NHS, имеет зарплату в определенном диапазоне, думаю попадаете

жить не обязательно там же, по правилам в радиyсе 45 минут до работы.

в обшeм эти схемы выгодные, но есть несколько ньюансов

/TRS

Valiki комментирует...

Ага, про 45 минут - это интересно.

Ratings by outbrain